Сводки номера 10/2017

By in
7794
Сводки номера 10/2017

Юлия Абакумова-Кочюнене (Литва). УЯЗВИМОСТЬ И БЛИЗКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Для того, чтобы быть в близких отношениях необходима обоюдная открытость, которая неизменно вызывает переживание уязвимости. Открытость зачастую переживается как ранящая, болезненная и человек оказывается перед вопросом «Как быть в близких отношениях и выносить возникающую болезненность?». Отношение к ранимости, уязвимости и боли современного человека, как и его представление о том, что такое близкие отношения обладают своей спецификой.

Выбор современного западного человека часто вытекает из представления о жизни, как о сфере потребления, в том числе и в области отношений. Отношения становятся особым видом потребляемого продукта и должны обладать теми или иными определенными качествами. Если такие качества не находятся, то человек пытается их переиначить  или отвергает такие отношения.

Почему случается так, что зачастую люди, которые друг друга называют близкими не знают, чем живет другой, теряют возможность говорить друг с другом, становятся  чужими? Стремясь внести в отношения как можно больше спокойствия, комфорта и удовольствия, мы выталкиваем из их пространства все, что может помешать.

Возможность открытости себе и другому во всех своих проявлениях грозит соприкосновением с негативными, конфликтными, неразрешенными, а часто и запрещенными областями жизни. Эти опасные соприкосновения грозят нам неприятными, болезненными переживаниями. Желая воплотить в реальность наше представление о близких отношениях, мы начинаем выстраивать барьеры от неприятных переживаний. И как случается со всякими барьерами, то за них обязательно попадает не только то, от чего мы хотели бы защититься, но и разное другое. Мы боимся дискомфорта и боли в отношениях.   Из страха перед болью соприкосновения со своими чувствами или чувствами другого мы создаем барьеры для открытости.

Современный человек пытается убежать от боли, закрыться, защититься от нее, вытолкнуть уязвимость из пространства своей жизни. И вместе с этим человек  отказывается  от многих проявлений потребности в близких отношениях, таких, например, как потребность в помощи другого, потребность в зависимости от другого, потребности в связанности с ним, так как за всеми этими потребностями стоит вероятность быть болезненно задетым, раненым. Поэтому такие проявления в близких отношениях, как сознательная жертвенность, самоотверженность, подвиг ради другого становятся, в лучшем  случае, старомодными, а чаще всего просто совершенно невозможными, неприемлемыми, забытыми.

Современный человек живет в культуре обезболивания. В том числе и от боли в отношениях. Страх быть уязвимым, раненым, переживать боль в отношениях ведет к тому, что появляются области, закрытые для обращения к ним в отношениях.

Вследствие того, что появляется закрытость от боли, появляется большая ограниченность и в открытости человека самого для себя и для другого.  Мы боимся себя настоящего и поэтому не попадаем в настоящие отношения с другим. Страх ранить другого идет нога в ногу со страхом быть раненым, когда соприкоснуться с чужой уязвимостью – это значит рискнуть соприкоснуться со своей собственной уязвимостью.

Для того, чтобы быть в близких отношениях, реальных близких отношениях, нужно быть готовым ранить и быть раненым. Когда мы пытаемся защититься от боли в близких отношениях, то происходит нечто подобное тому, что происходит, когда мы пытаемся  защититься от физической боли. Обезболивая кожные анализаторы, мы вместе с болевыми ощущениями блокируем и все другие, за которые они отвечают (двигательные, температурные, тактильные). Анестезия болевых ощущений создает барьер и для ощущений прикосновения.

Мы тратим много сил на то, чтобы защититься от уязвимости в отношениях. Мы  хотим контролировать отношения и предсказывать их развитие, часто задаемся вопросом о том, какие могут быть гарантии в отношениях и как выстроить гарантированно хорошие отношения. Но вместе с подавлением ужаса перед болью и уязвимостью мы теряем способность к настоящим близким отношениям. Вместе с уязвимостью мы теряем возможность радоваться и творить в отношениях с другим человеком. Мы теряем способность принимать и любить, так как невозможно избирательно сохранять чувствительность.  Мы теряем способность переживать собственную чувствительность и принимать чувствительность другого.

Ранимость, чувствительность, незащищенность, слабость – это неизбежные качества человека. Способность испытывать, переживать боль – это некий заряд, потенциал отношений, из которого может рождаться  настоящая, реальная близость, на которую мы способны как взрослые и отдельные существа.  Страх уязвимости и иллюзорное представление о близости, как о безусловно приятном (теплом, светлом) переживании становятся помехами для настоящей близости.

Задачей терапии является содействие человеку в его готовности к близким отношениям, к уязвимости в них. Поддержка его в смелости быть субъективным, меняющимся, открытым, а значит, в смелости быть живым и способным испытывать боль. Задача психотерапии  – преобразование представлений человека о мифической близости на более реалистичное, помощь в трансформации мифического представления о близости в отношениях, в которых должно быть максимально комфортно, в зрелое представление об отношениях, неизбежно включающих в себя и болезненные переживания.

Для этого человек должен  сохранять готовность быть раненым в близких отношениях, а это значит – принимать право другого на то, что он не похож на нас, его право отказывать нам в чем-то,  быть несогласным с нами и т.д.

Человек должен быть способным ранить другого, то есть конфронтировать с ним, не соглашаться, выражать всякие непривлекательные чувства, благодаря чему оставаться в реальном диалоге с другим.

В таком открытом диалоге можно увидеть  реального себя и другого и не оказаться в ситуации, когда обнаруживаешь себя рядом с чужим человеком, с которым не о чем говорить, несмотря на прожитые вместе многие годы.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *