Сводки номера 9/2016

By in
3289
Сводки номера 9/2016

Ольга Петкевича (Латвия). СНЕГИРИ (БЫЛЬ)

Оставалось два дня до Рождества… А сегодня – последний день занятий. Вечером – домой, к семье. До первой утренней пары было сорок минут. Мы с Оной, хирургом из Игналины, медленно шли по набережной Немана к Витьку. Витёк (на сленге нашей группы) – это памятник великому литовскому князю Витаутасу в красивом, уютном, удивительном городке Бирштонас. Мы с любовью так называли великого князя потому, что мужей наших двух сокурсниц звали Викторами, а Витёк постоянно напоминал нам о них (Викторах) и о наших мужьях, позволяя им быть рядом и не так сильно грустить в двухнедельной разлуке во время сессии. Ежедневные походы к Витьку стали особым ритуалом – своеобразной встречей с семьёй в течение четырёх лет нашей учёбы в институте.

Продолжая неспешную прогулку, мы наслаждались красотой пейзажа, тишиной и покоем, завернули за старое здание поликлиники санатория «Тульпе». И вдруг мы увидели дерево, густо усыпанное красными яблоками! Их было много (очень много!), больших и ярко-красных на фоне снега и белой коры берёзы. Затаив дыхание, мы смотрели на пушистые комочки, замёрзшие, застывшие, словно приклеенные к веткам дерева. Снегирей в таком количестве мы не видели никогда. Их было двадцать три!

Осторожно открыв объектив фотоаппарата, Она тихо сказала: «Давай сфотографирую! – Нет, давай на обратном пути», – возразила я, и мы пошли дальше, к Витьку. По возвращении берёза стояла одна. Без снегирей. Они улетели. А мы остались со своей глупостью, без этого чуда, рождественского подарка от самого Господа Бога. Мы стояли и смотрели на берёзу, где только что сидели 23 снегиря… Это было потрясением, глубоким и сильным переживанием ценности мгновения, важности «здесь-и-сейчас». Это была Встреча – встреча с Его Величеством Бытием.

Не говоря ни слова, не поднимая глаз, мы с Оной быстро пошли к дому ксендза на занятия. Весь день прошёл в каком-то другом измерении, на другом уровне происходящего. И только в конце дня мы поделились друг с другом своими переживаниями, утренними и в течение дня. Они были очень похожими.

С того ослепительного солнечного утра прошло почти 20 лет, но урок, преподанный нам снегирями, врезался в память и остался таким же ярким, как и тогда, в декабре, перед Рождеством. Снегири научили нас ЖИТЬ.

Эта история является квинтэссенцией того, что происходило с нами в HEPI, чем был для нас этот институт, наши преподаватели и годы учёбы.

Прежде всего, сам Бирштонас. Со своей особенной аурой, своим обаянием, такой пленительный, мудрый, очень экзистенциальный, где все дома, здания, улицы, сооружения, деревья, цветы такие самодостаточные и живые. Я долго искала образ этого города для себя, и поняла, что он ассоциируется у меня с большой бочкой мочёных антоновских яблок из детства, когда я ходила за ними в огромный прохладный склеп в летний зной на хуторе (типичная литовская усадьба богатого кузнеца-ремесленника) у бабушки. Я медленно, с наслаждением, запускала руку в плотный сладковато-солёно-кислый раствор, в котором по-королевски плавали отборные антоновские яблоки, выпятив свои упругие зеленовато-жёлтые бока и источая невероятный аромат чистоты и свежести, набирала большую стеклянную чашу и несла домой. Это был самый лучший десерт в мире.

Мы реагировали на этот город той частью (наверное, детской) своей души, которая нуждалась в любви и нежности, спокойствии и заботе, принятии и понимании – всё это мы получали в HEPI наряду с требовательностью, огромным объёмом новой информации, новыми навыками и умениями, другим пониманием себя и жизни, другими отношениями и взаимоотношениями, человечностью, подлинностью, твёрдостью границ и многим другим, что разделило нашу жизнь на «до» и «после» HEPI. Потому что после учёбы, как пружина замедленного действия,  в нашей жизни менялось всё: профессия, отношения, мы сами, семья, дети, мужья и жёны, работа, коллеги, друзья… менялось по-разному, но в этих изменениях было много осознанности, честности, искренности, стойкости, чистоты и подлинности – чему нас научил институт, чем он и отличается от других учебных заведений.

Мне кажется, в существовании HEPI наша группа была сердцем больше, чем разумом. В ней не было конкуренции, не было соперничества ни в интеллекте, ни в учебных успехах, ни в чём другом. Мы просто хорошо учились, «грызли» гранит экзистенциализма, развивались и росли. Была эмоциональность и бережность, была дружба и зрелая молодость, было сотрудничество и поддержка, то есть была та особая, «хэповская» атмосфера, тот раствор, в котором могли пропитаться идеями экзистенциальной философии, психологии и психотерапии мы, отборные антоновские яблоки (нас ведь отбирали на группах наши преподаватели!).

Поздно вечером после занятий психиатр Саша Горевой устраивал нам сеансы кинотерапии. Мы смотрели умные психологические фильмы, обсуждали их, делились пониманием и в этом взаимообмене продолжали учиться. Летом во время сессий мы не ленились встать рано утром, пройтись быстрым шагом по набережной до двух прудов на окраине города, хорошо поплавать и в 9 быть на занятиях во всеоружии, с чувством вкусно и качественно прожитого утра, готовые внимать и впитывать, проживать и переживать. А в зимне-осенний период мы засылали своего дипломата, обворожительную женщину-колдунью Лену Едомских к директору санатория «Версме» на переговоры, и в результате её чар мы получали  утреннее купание в бассейне. Совершенно бесплатно. С семи утра до восьми. Мы плавали голышом – и какой это кайф, и какая это была авантюра, и какая это была интенсивная жизнь, те, кто в этом участвовал, могут по-настоящему оценить только сейчас, по истечении времени. Спасибо директору санатория за этот подарок. И за всем этим стоят наши Учителя.

Искренняя благодарность им не только за знания, но и за тот дух Человечности, непозволение душе лениться, стремление осознанно-неосознанно проживать свою жизнь полноценно, полнокровно, здесь-и-сейчас, быть спешно-неспешными и вдумчиво- размышляющими в невыносимой лёгкости-бренности-тягости БЫТИЯ, своего и клиента. Наверное, это было незримо индуцировано в нас через души, сердца и умы наших преподавателей во взаимодействии на занятиях, семинарах и не только… Они тоже учились с нами, а мы – с ними, создавали то, что сейчас есть HEPI, потому что HEPI сейчас – это имя.

В нас живёт и служит нам какая-то часть Александра Ефимовича Алексейчика, Римаса Кочюнаса, Александра Кучинскаса, Кристины Оны Полукордене, Римаса Будриса, Виталии Лепешкене, Гражины Гудайте, Ляонаса Юдялявичюса и многих других профессионалов в области гуманистической психологии и психотерапии, чьи семинары мы посещали во время и после учёбы в HEPI. Особый поклон Римасу Кочюнасу – мозгу и телу института, его душе и сердцу, большому Профессионалу, Учителю, Мэтру. Его необыкновенный дар организатора и вдохновителя, его личность и высокий профессионализм будут притягивать в HEPI новых учеников ещё долгое время. А для нас Римас – это и тот Римас, который живой и горький, мудрый и заботливый, ранимый и щедрый, жёсткий и требовательный, любимый и любящий, весёлый дзук с такой пьянящей чертовщинкой внутри… А мы, студенты, через миг Бытия в HEPI, научившись ЖИТЬ, разлетелись по своим городам и странам, как те снегири на берёзе…

Международная федерация экзистенциальной терапии. Экзистенциальная терапия

В 2014-2016 годах международная группа современных экзистенциальных терапевтов собралась для совместных усилий по созданию этого широкого определения. Ниже приведена текущая версия продолжающегося, разворачивающегося и совместного поиска.

1. Что такое экзистенциальная терапия?

Экзистенциальная терапия – философский подход к консультированию или психотерапии. Этот подход на практике характеризуется подчеркнутым вниманием к связанности, спонтанности, гибкости и свободе от доктрин или догм. Но несмотря на значительные теоретические, идеологические и практические отличия, экзистенциальные терапевты разделяют определенное философское мировоззрение, которое отличает их от большинства других современных специалистов.

В конечном итоге, можно сказать, что экзистенциальная терапия рассматривает основные и вечные вопросы человеческого существования: «Кто я?», «Какова моя цель в жизни?», «Свободен я или моя жизнь предопределена?», «Как быть с тем, что я смертен?», «Имеет ли мое существование какой-то смысл или значение?» и «Как мне жить мою жизнь?»

2. Почему она называется «экзистенциальной» терапией?

Экзистенциальная терапия основана на широком спектре ценностей, пониманий и принципов, которые разработаны на основе феноменологических и экзистенциальных философских подходов. Для экзистенциальных терапевтов «феноменология» относится к дисциплинарному философскому методу, с помощью которого основной опыт бытия в мире личности может быть раскрыт наилучшим образом и наиболее четко осмыслен. Этот феноменологический метод исходит из того, чтобы специально отложить в сторону предположения и наиболее открыто и внимательно отнестись к рассмотрению субъективной реальности другой личности.

3. Как работает экзистенциальная терапия?

Экзистенциальные терапевты видят свою практику как взаимный, поддерживающий, исследовательский диалог между двумя людьми в состоянии борьбы – один из них ищет поддержки у другого, который имеет для этого профессиональную подготовку.

На практике экзистенциальная терапия исследует чувства, мысли и динамические взаимодействия клиента здесь и сейчас, в рамках данных отношений и с другими людьми с целью более ясного понимания мира прошлого опыта, текущих событий и будущих ожиданий.

4. Чем экзистенциальная терапия отличается от других видов терапии?

Кроме уникального сочетания философского мировоззрения, феноменологического подхода и центрального внимания к терапевтическим отношениям и реальному опыту, особенность экзистенциальной терапии в том, что она в целом меньше заинтересована в диагностике психопатологий и быстром снятии симптомов как таковых, чем другие формы терапии. Вместо этого, беспокоящие «симптомы», такие, как тревога, депрессия или ярость признаются как потенциально наполненные смыслом и понятные реакции на текущие обстоятельства и личную контекстуальную историю.

5. Какие техники или методы применяются экзистенциальными терапевтами?

Экзистенциальная терапия не определяется конкретными установленными техниками или техникой. Некоторые экзистенциальные терапевты избегают использования техник как таковых, поскольку такие искусственные методы умаляют элемент человечности, искренности и честности в терапевтических отношениях. Тем не менее, почти вся экзистенциальная работа ведется по феноменологическому методу.

6. Каковы цели экзистенциальной терапии?

Общая цель экзистенциальной терапии – позволить клиентам исследовать их жизненный опыт честно, открыто и всеобъемлюще. При этом спонтанном и совместном процессе открытия клиентам помогают получить более четкое ощущение своих опытов и субъективных смыслов.

7. Кому может помочь экзистенциальная терапия?

Экзистенциальный подход может помочь людям, борющимся с различными проблемами, симптомами и вызовами. Он может использоваться с различными клиентами, от детей до пожилых людей, супружеских пар, семей или групп и почти в любом месте, включая больницы, клиники, частные практики, места работы, организации и социальные общины. Так как экзистенциальная терапия признает, что мы всегда существуем в контексте отношений с миром, она может быть особенно полезной при работе с клиентами различного демографического и культурного контекста.

8. Какие имеются научные доказательства действенности экзистенциально терапии?

Большое количество тщательно проверенных исследований указывает на то, что некоторые формы экзистенциальной терапии для некоторых групп ведут к улучшению самочувствия и чувства осмысленности (Vos, Craig & Cooper, 2014). Корпус материалов постоянно растет, и новые исследования показывают, что формы экзистенциальной терапии могут привести к не меньшим улучшениям, чем другие терапевтические подходы (например, Rayner & Vitali, готовится к печати). Также есть большой материал, указывающий, что одна из ключевых ценностей экзистенциальной терапии – теплые отношения между клиентом или пациентом и терапевтом – ведут к положительным результатам терапии (Norcross & Lambert, 2011). Более того, центральная заинтересованность экзистенциальной терапии в нахождении или получении смысла является важной составляющей эффективного лечения (Wampold & Imel, 2015).

9. Где я могу получить дальнейшую информацию об экзистенциальной терапии и/или профессиональную подготовку, чтобы стать экзистенциальным терапевтом?

В последние годы были созданы различные программы обучения в США, Великобритании, Бельгии, Австрии, Германии, Швейцарии, Португалии, России, Канаде, Скандинавии, Израиле, Аргентине, Мексике, Чили, Перу, Колумбии, Бразилии, Литве, Греции, Австралии и многих других странах.

Полный список образовательных курсов приведен на сайте.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *