Сводки номера 9/2016

By in
3705
Сводки номера 9/2016

Павел Волков (Россия). ОПЫТ КЛИНИКО-ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА (психотерапевтическое эссе). Часть 4-я, начало в 6-м номере (2013) журнала

Два типа сопротивления. Первый тип сопротивления был открыт Фрейдом, и потому я назову его психоаналитическим. Это – то самое сопротивление, которое возникает у пациента на встречу с болью, страхом, неготовностью к изменениям. И ничего не остаётся, как преодолевать или незаметно обходить это сопротивление, помогая пациенту встретиться с тем, что он предпочитает избегать. Второй тип сопротивления совершенно иной, о нём, к сожалению, мало говорится. Суть его в том, что пациент сопротивляется в ответ на неправильный способ обращения с ним. Реакция психотерапевта заключается не в преодолении этого сопротивления, а в изменении своей тактики.

Таким образом, в факте сопротивления пациента мы имеем совершенно разные указания. Различать их на практике – вполне решаемая задача. В первом случае сопротивление направлено на что-то в себе, а во втором – на неточные действия терапевта. Для психотерапевта, не различающего эти два типа сопротивления, затруднена клиент-центрированная дорога.

Различия характера и личности. Есть следующие понятия: тип личности, характер, природа человека, индивидуальность, личность. Тип личности – это оксюморон, так как в типе нет личности. Личность – уникальное своё, а не общее на многих, как тип. В сущности, когда говорят о типе личности, имеют в виду характер.

Природа человека – широкое понятие, дающее возможность говорить всем: и психоаналитику, и экзистенциальному психотерапевту, и клиницисту и др. Есть люди, которые считают, что у человека нет характера, но, как правило, и они способны задуматься над вопросом природы человека.

Под индивидуальностью понимаю своеобразие характера, присущего данному человеку. В этом понятии есть утверждение неповторимости без акцента на ценности.

И всё же, в этих вопросах требуется осторожность. Быть может, пока жив человек, за ним остаётся презумпция невыявленной самобытности.  Личность – это неповторимый внутренний мир человека, созданный им как результат своих усилий. Внутренний мир может быть не авторским и представлять собой конгломерат интроектов. Интроекты – это то, что человек усваивает из культуры и традиций без критической переработки. Личность – это также известная автономия и свобода от внешних влияний, и конечно, самостроительство своего отношения к окружающему миру.

Уникально-неповторимым в человеке занимается наука персонология. Клинико-экзистенциальный подход – это взаимодополняющий союз характерологии и персонологии. В психотерапии, обращаясь к личности, в союзе с ней, мы работаем над её характером.

Характерологический диагноз и диагностика. Характерология и типология. Диагноз (греч.«распознавание») – это не схема и не слова, а живой процесс узнавания человека. Я нередко могу предугадать, что вы скажете, и как поведёте себя. И если вы меня попросите, то я смогу кое-что рассказать о тех закономерностях, по которым живут ваши переживания. И, конечно же, я не знаю о вас всё.

А разве любящий человек или талантливые писатели, такие как А. П. Чехов или Сомерсет Моэм, видят человека иначе? Тогда чем же психотерапевт-характеролог в своём знании людей отличается от писателя? Задача писателя – вызвать переживания в читателе, он не занимается строгим выявлением общих закономерностей. Задача науки – конвертировать жизнь в убедительное, верифицируемое, воспроизводимое знание. Психотерапевт-характеролог использует законы и закономерности для помощи пациентам. Эти закономерности – профессиональное знание, его нужно специально изучать, для своего выражения оно требует особого терминологического языка. Что же есть термин?

Термин – это научное слово, в нём работа нескольких поколений учёных, конденсат их опыта наблюдений и раздумий. Освоить термин – это не только понять его определение, но научиться воспринимать (видеть, слышать, переживать) реальность, им обозначаемую. Термин – это приращение реальности. Он помогает отчётливей видеть то, что без него можно не заметить.

Итак, профессиональная диагностика есть структурирование своего ви́дения человека в научных понятиях своего времени. Я думаю, что диагностика – это искусство сопряжения и согласования. Иногда по-своему правы несколько диагностов, и нужно соединять-дополнять их мнения, чтобы получить полную картину. Я думаю, что научная диагностика не есть произвольно-субъективная игра, а искусство собирать воедино, принимая во внимание мнения всех оппонентов.

Тонкая характерологическая диагностика – это процесс живого общения души психотерапевта с душой пациента. Бытие психотерапевта вибрирует, отзывается на бытие пациента. Психотерапевт бережно прислушивается к отклику, происходящему у него в душе, и облекает его в ясные слова, в том числе, и в термины.

Живая диагностика феноменологически укоренена вчувствованием в реальность. Можно ошибиться с формулировкой диагноза, но правильно понимать человека. И наоборот, можно угадать диагноз, но при этом не понять человека. Рецепт один – вдумчивое вчувствование в пациента на основе своего профессионального и жизненного опыта и интуиции, помогая себе знаниями.

Диагностику я понимаю шире, чем диагноз, поясню  метафорой дерева. Ствол – это диагноз, то есть характер; ветки – это варианты характера; мелкие веточки – это черты самобытности человека в рамках своего варианта характера; листочки – все тонкие, здесь и теперь зарождающиеся, мелькающие проявления человека. Только всё дерево в целом от ствола до прожилок является живой диагностикой. Разумеется, она бесконечна.

В клинико-экзистенциальном подходе принципиально важно различать характерологию и типологию. Характерология открыта реальности, она относится к знаниям как к важным ориентирам в понимании людей. Типология подменяет реальность, заслоняя её от себя картой характерологических знаний или формально-логической эквилибристикой. Никакие знания не стоят потери контакта со своей интуицией и жизненным опытом.

Принцип настройки и тюнинга.  Клинические знания – это настройка, психологические – тюнинг. Вышесказанное особенно справедливо по отношению к пациентам психиатра-психотерапевта, то есть к тем людям, где клинические знания являются необходимостью.

Я полагаю, что клинические и психологические знания могут дополнять друг друга в гораздо большей степени, чем обычно принято считать. На своей практике я убедился, что какое-то психотерапевтическое направление может быть человеку чуждо, но отдельные элементы из него могут быть использованы ему на благо.

Принцип мифологизации сознания и психологические технологии. Сознание нематериально, однако это не значит, что его нельзя менять. Психологические техники как раз заняты тем, что переводят неблагоприятное состояние сознания человека в благоприятное и помогают сохранять последнее.

В клинико-экзистенциальном подходе важно, чтобы переход от разговора к технике и возврат от техники к разговору происходил естественно и органично для пациента. Разумеется, для технической работы желательно наведение лёгкого транса. Транс – это сокращение пути между словами психотерапевта и бессознательным пациента.  Я ясно понимаю, что классический гипноз есть насущная, серьёзная помощь пациенту, но для меня здесь содержится определённая духовная трудность. В глубоком трансе есть опасность подменить реальность пациента сомнамбулической – в сущности, частично лишить его свободы воли, с чем мне трудно согласиться.

Иногда техническое действие возникает спонтанно-интуитивно. Зная назначение и устройство техник, можно их порождать «здесь и теперь», на острие ситуации.

Техники в контексте психотерапевтического процесса. Психологическая техника – это структурированный алгоритм действия по изменению состояния человека. Что нужно для её целительности? Техники действуют не в абстрактном пространстве, а в пространстве психотерапевтической атмосферы и контакта, от которых многое зависит.

Выделю существенные моменты. Многое определяется доверием пациента. А также от авторитета (не авторитарности) терапевта зависит то, насколько его слова будут западать в душу пациента, оказывать влияние на его бессознательные процессы. Магия психотерапевтического контакта бывает столь высока, что готовальню технических инструментов можно и не открывать.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *