Сводки номера 10/2017

By in
7798
Сводки номера 10/2017

Иварс Баулс (Латвия). TЕРАПЕВТ В ГРУППОВОЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Когда люди первый раз собираются вместе в терапевтическую группу, – ничто не проявлено, все скрыто. Группу начинает терапевт. Каждое его предложение, каждая пауза, каждый вздох имеет очень большое значение. Особенно важны жизненный опыт терапевта, его этические взгляды, его видение мира. То, как люди воспринимают друг друга, во многом зависит от направления, заданного терапевтом.

Мировоззрение терапевта и жизнь в группе. Терапевт всегда сначала является личностью и только потом профессионалом. Иногда за профессиональными качествами терапевт может притаиться и не показывать себя, но все же уже сам этот акт мы можем принять за проявление личности. Мировоззрение и сила личности терапевта являются одними из более важных факторов,  влияющих на групповую жизнь непосредственным образом.

Влияние ценностей терапевта на группу. Ценности в чем-то схожи с мировоззрением в том, что они тоже скрыты от повседневного взгляда. Ценности или отсутствие таковых это то, что коренным образом влияет на наши действия.

Самыми главными по отношению к терапии и терапевту я бы назвал этические ценности, а именно доброту, дух взаимоподдержки в группе, настоящий интерес к другому.

Открытость я бы назвал вторым наиболее важным качеством терапевта после этических ценностей. Открытость делает возможным то, что люди по-настоящему сближаются. При этом открытым должен быть и сам терапевт. Терапевт должен в какой-то мере раскрываться группе, чтобы и группа начала открываться. Открытость – непростая тема, потому что связана с риском. Терапевт является незащищенным и теряет дистанцию. Если терапевт умеет быть одновременно и открытым, и оставаться при этом на позиции терапевта, то это является почти что идеальными отношениями. Проблема в том, что участники бывают настолько разными, что из-за наших внутренних несовершенств мы иногда просто не способны открыться. И тогда уже терапевт должен выбирать между открытостью и защищенностью. Самое плохое, что терапевт может сделать в данной ситуации, – это жертвовать собою. Наверняка тогда более приемлема аналитическая закрытая настроенность.

В ценностном плане также хочется выделить эмоциональность. Чувства и эмоции – это основа группы, но иногда терапевты уходят в какую-то другую крайность, теряя из виду ценностную основу, они делают фокус на теплую материнскую эмоциональность, что часто пугает участников. Такая сверхтеплота – другой полюс аналитичности.

Влияние личности и личной жизни терапевта на группу. Личная жизнь терапевта – это краеугольный камень всего. Процессы в группе бывают очень реактивными и буквальным образом влияют на терапевта, и если они попадают в зону проблем терапевта, то он становится на миг  таким же участником, как и другие. Чем опытнее терапевт, тем реже такое случается, но вряд ли такое можно исключить вообще. Личная жизнь превносится в группу, даже если терапевт об этом вообще не говорит и не намекает. У терапевта тоже бывают свои подъемы и спады. Про6лема в том, что терапевты очень часто отрицают, что их самочувствие влияет на терапию.

Влияние стиля и ощущения мира терапевта на группу. Мы можем сравнить стили доктора Алексейчика, Римаса Будриса, Виталии Лепешкене. Кажется, что это совсем другие миры. И так оно и есть. Это – люди, терапевты, мировоззрение которых больше совпадает, чем не совпадает, а темпераменты и стили совершенно отличаются. И тут уж совершенно непонятно какой стиль является правильным и вряд ли так вообще можно ставить вопрос. Правильным является тот стиль, который является аутентичным для терапевта. Стиль – это как почерк. Трудно говорить о том, насколько стиль качественным образом влияет на группу и влияет ли вообще. Что кажется более первостепенным, – это то, что настоящий мастер своего дела будет работать только в своем стиле и будет в этом уверенно себя чувствовать. И это будет влиять на позитивный исход терапии. Может ли корректироваться стиль и нужно ли это делать? Слишком яркий стиль – это как слишком яркая одежда. Слишком яркий стиль может мешать работе группы, кто-то может усомниться, будет ли он тут такой серый принят, нужно ли ему делиться, кому-то просто может не нравиться. Стиль важен, но кричать об этом точно не нужно. И всегда нужно прислушиваться к людям, которые говорят, что им трудны те или иные проявления терапевта

Сила личности терапевта и группа. Есть такая пословица « Сила есть, – ума не надо». С ней можно согласиться. Сила терапевта действительно решает многое, если не все в группе. Со слабым терапевтом продвижение группы ставится под сомнение. Именно сила терапевта и вера в него создает ту среду, которая позволяет чужим людям встретиться и говорить о своей боли. Терапевт – это то спокойствие, которое позволяет этому быть. Чем является сила терапевта? Силой терапевта является некий сплав внутренней устойчивости, легкости, способности оставаться в своейм внутреннем центре и, самое главное, огромной заинтересованности в других. Терапевт не может быть слишком чувствительным. Он должен обладать огромным сочувствием, но он не должен следовать за чувствами, которым он подвержен так же, как участники группы. Способность терапевта оставаться в своем внутреннем центре, несмотря ни на что, что происходит в группе, фактически является ядром его силы. Сила терапевта передается группе не только через слова, через вдохи и выдохи, через позу; ее можно просто почувствовать через внутренний мир, через возможность положиться на терапевта, признание его, веру в то, что он может помочь.

Может ли группу заслонить слишком сильный терапевт? Это, конечно, возможно. Со временем и с появлением опыта сила терапевта растет. И в какой-то момент терапевт должен следить за ее проявлениями. Если в группе слишком много терапевта, то существует риск, что из групповой терапия превратится в многочисленную индивидуальную. Группа, – это сила всех ее участников. И сила личности терапевта помогает группе действовать, но не должна стать активным элементом, по-крайней мере не слишком частым. Сила терапевта является и тем фактором, который позволяет ему выдерживать нападки участников в начальных стадиях группы. То, как терапевт отстаивает свои границы, – является моделью того, как отстаивать свои границы учатся участники группы.

Экзистенциальная терапия, – это жизнь меняющая терапия, и терапевт должен обладать воистину большой силой, чтобы изменить что-то, что росло и строилось несколько десятилетий.

Требования к терапевту предъявляются по-настоящему большие. Это человек со зрелой сильной  личностью, с определенными ценностями, с этическими взглядами, человек заинтересованный в других. Где же нам взять такого супер-человека? Ведь, понятно, что таких людей на самом-то деле не так уж много. Фактически ответ тут прост, – все то, чего не достает терапевту, компенсируется его силой личности, его способностью в работе быть чем-то большим, чем он является в обычной жизни.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *